Адрес регистрации (mogochadp) wrote,
Адрес регистрации
mogochadp

Моё интервью в газете "Земля"

Читать тут   http://www.zemlya-chita.com/?num=248&it=4890

Выпуск № 28 от 08.07.2015 г.
Дмитрий Плюхин:«Мы так и остаёмся источником сырья»
О точках экологической опасности, действенности обращений к Президенту, арендованном китайцами забайкальском лесе и о перспективах китайского бизнеса в России – на вопросы корреспондента «Земли» ответил глава Могочинского района Дмитрий ПЛЮХИН.

От безысходности
  – Дмитрий Валентинович, одна из самых острых тем лета – намерения краевого правительства привлечь на забайкальскую землю инвесторов из КНР. Я думаю, у Вас есть собственное мнение на этот счёт и оценка происходящего в регионе, ведь и над территорией Могочинского района давно висит подобная угроза, если вести речь о лесном фонде?
  – Это скорее от безысходности. Край остро нуждается в деньгах. Практически любой ценой. Кремлю Забайкалье малоинтересно, приходится как-то выкарабкиваться в условиях грабительских межбюджетных отношений.
  Сейчас Китай работает на экспорт инвестиций, это очень выгодно для их экономики. Для нашей в некоторой степени тоже. Но! Настораживает качество китайской сельхозпродукции – ведь в большинстве своем это «трава», безвкусные овощи, явно передозированные нитратами и прочими удобрениями. Если сравнить, к примеру, китайские помидоры с азербайджанскими, то китайские не выдерживают никакой конкуренции.
  Вообще, ситуация эта не радует. Не потому, что отдадут землю в аренду китайцам. Пусть себе работают, лишь бы рабочая сила в большинстве своём была из российских граждан, да и чтобы китайским рабочим зарплату платили в России в рублях, а не в Китае юанями – для гарантированных доходов в местные бюджеты. Не радует то, что наше государство в своё время практически уничтожило забайкальское сельское хозяйство, ударило по рукам начинающим фермерам, сделало этот вид отрасли крайне непопулярным и рискованным, и сейчас очень мало делается для возрождения сельского хозяйства. Не пашем эту землю сами? Не сеем? А кто до этого довёл? Не мы ли сами?
  – Как, Вы считаете, будут развиваться события дальше?
  – Чтобы завуалировать происходящий процесс, скорее всего, будут созданы российские компании с китайским капиталом. Но это не меняет сути: китайским инвесторам выгодно, чтобы на этих землях трудились китайские граждане. Чем это грозит? Недопоступлением налогов в бюджет. У нас уже есть опыт ЦПК «Полярная» в Амазаре. Работа там не очень привлекательна для местных жителей из-за низких зарплат. Но действительно ли они низкие? Я считаю, что руководство ЦПК – компании со 100% китайским капиталом – намеренно устанавливает заниженные зарплаты, китайцы на территории России получают мелочь, а по возвращении на родину в Китай им выплачивают реальный заработок. Результат – китайцы имеют платежи в свой бюджет с доходов, фактически получаемых на нашей территории. Сейчас зарплаты там стали выше, но не на столько, чтобы туда в отдел кадров стояла очередь.
 
Арендованный лес
  – Непосредственно к теме ЦПК – уже не один год Вы ведёте борьбу против инициаторов этого проекта. Если вспомнить, с чего начиналось и к чему пришли сегодня, можно ли сказать, что Ваши взгляды поменялись?
  – Я никогда не вёл борьбу против этого проекта и против его инициаторов. Я работал и работаю над тем, чтобы проект не реализовывался как попало, чтобы соблюдалось российское законодательство, чтобы была максимальная польза населению и минимальный вред окружающей среде. Бороться с проектом бессмысленно – он является одним из приоритетных в Правительстве РФ. Но заставить их работать как надо – вот наша задача. И мы многого добились, подняв в своё время этот нашумевший вопрос. Теперь там работают, в том числе, российские руководители и специалисты, которые знают наше законодательство и наши требования при реализации таких проектов.
  – Была информация, что китайские компании отказываются от аренды лесов в Могочинском районе?
  – Да, они отказались от аренды, так как платили за неё порядка 50 млн. руб. в год. Теперь лесной фонд на территории Могочинского района снова почти в том же объёме отдан в долгосрочную аренду китайской компании. Хотя заводом пока ещё и не пахнет. Значит, древесина нужна не для производства небеленой целлюлозы, а для экспорта пиломатериалов в Китай. Говорить о собственных внутренних нуждах ЦПК «Полярная» не следует – они для этого уже заготовили и успешно используют в строительстве несколько десятков тысяч кубометров деловой древесины. Не зря, кстати, активно лоббируется открытие пограничного перехода Покровка-Логухэ. Уверен, это необходимо для экспорта пиломатериалов, так как через Южный ход и Амурскую область транспортные расходы выше. В доставку крупногабаритного оборудования через Логухэ верится с трудом. От Покровки до Амазара надо как минимум две громадных сопки срыть, чтобы «не сломаться» на хребтах. Современные производители крупногабаритного оборудования ориентированы на габариты железных дорог и автомобильных трасс всего мира, оборудование транспортируется частями в сопровождении специалистов по его монтажу. Его можно доставить имеющимися путями.
  Мы так и остаёмся источником сырья, а не конечного продукта. Целлюлозный завод в Амазаре будет производить небеленую целлюлозу – сырьё для производства конечного продукта, например, упаковочного картона и т.д. Но конечный продукт будет производиться на территории Китая, а не в России. На территории нашей страны будет выполняться первая ступень производства, наносящая вред экологии. А в Китае, уже безотходно, с минимальным вредом для окружающей среды, будет производиться бумага, картон и т.д. На одном из совещаний я предложил губернатору К.К. Ильковскому добиться соглашения с китайцами о производстве конечного продукта в России. Это гораздо выгоднее для нашей экономики, нежели просто тупо продавать свои природные ресурсы. Да, поступлений в бюджет от работы завода будет много. Но при полном цикле производства они будут намного больше.
Река на растерзание
  – Район стоит на золоте, но Вы – не всегда «за» разработку месторождений. Почему?
  – Я – против варварской добычи, когда уродуются реки, производятся сбросы грязи и  глины, месторождения не рекультивируются и т.д. К сожалению, наше государство не ввело жёстких санкций за нарушения при золотодобыче. Самая жёсткая была бы – лишение лицензии или приостановление деятельности. Но стране нужно золото и наши высокие руководители смотрят на загрязнение рек сквозь пальцы. Они ведь здесь не живут. У нас же, у муниципалитетов, нет никаких рычагов воздействия, кроме громкой ругани и бесконечных жалоб в правоохранительные и надзорные органы.
  Вот такой пример. Совсем недавно государство раздало лицензии на реке Амазар и её притоках. Это река, которая проходит через г. Могоча, п. Амазар и несёт свои воды в Амур. В Могоче на этой реке находится резервное водохранилище для снабжения города водой. Невзирая на это реку отдали на растерзание. Им безразлично местное население. А вблизи притока Амазара – реки Амазар-кан располагается сейчас заброшенное гидросооружение с цианидами – результат работы обанкротившейся компании ОАО «Амазар-кан». Когда готовилась разрешительная документация, кто-нибудь вспомнил о том, что этой рекой пользуются люди, что на её пути находится так называемый водозабор?
  Я за добычу рудного золота. Даже при наличии применения цианидов, при строгом соблюдении технологии этот способ добычи не наносит такого вреда экологии, как добыча россыпного золота в руслах рек. Используются процессы гравитации и флотации – вполне себе безобидные технологии. У нас в районе в п. Давенда сейчас работает такая современная золотоизвлекательная фабрика (ЗИФ), принадлежащая ЗАО «Рудник Александровский». На моих глазах прошло становление этого горнорудного производства – огромные инвестиции, титанический труд большого количества людей и упорство руководства в достижении цели. И сейчас пошёл результат. А россыпи разрабатывать проще, поэтому «россыпников» кратно, стократно больше, чем горняков. При  разработке россыпей можно тихонько сэкономить на гидросооружениях, на экологических мероприятиях, особенно если полигон находится глубоко в тайге. Пока комиссия доберётся – можно и следы замести. А вот на руднике от технологии и от природоохранных мероприятий уже не отойдёшь.
 
Ресурс обращений
  – Какова ситуация по созданию «Верхнеамурского заказника»?
  – Заказник уже создан. Но он представляет собой разрозненные куски территорий. Самые «лакомые» куски отданы в аренду китайцам. В том числе междуречье Шилки и Аргуни. А ведь именно эта территория наиболее подходит под заказник. В общем, у меня создалось впечатление, что нам, в том числе экологам,  кинули подачку – нате вам этакий дискретный заказник, нам эти территории не интересны, так как там нечего взять, в том числе китайцам. Кстати, в заказник попали в основном территории и без того являющиеся охраняемыми – к примеру, водоохранные зоны рек. А если посмотреть на китайскую сторону – там вдоль границы тянутся сплошные заказники и заповедники. Они берегут свои леса. Мы – нет.
  – Вы очень активно в вопросах природоохранной деятельности используете ресурс обращений – к губернаторам (и прежнему, и нынешнему), в прокуратуру, к главному федеральному инспектору, различным инспекциям и службам, – оцените, пожалуйста, их действенность?
  – Не буду оценивать, но скажу, что все в той или иной мере помогали. Наибольший эффект был после обращений в Рыбоохрану (К.А. Логинов), Росприроднадзор, природоохранную прокуратуру и в аппарат ГФИ. Сказать честно, к губернатору и в правительство края я обращался редко, там другой работы полно, есть ведь соответствующие надзорные органы, надо с ними работать.
  – Если, по аналогии, оценить действенность негосударственных организаций – «Реки без границ», Фонд защиты живой природы? Силён ли общественный ресурс, как считаете?
  – Безо всякого сомнения – достаточно силён. Эти организации предотвратили множество пагубных для природы проектов.
  – И в завершении темы обращений и коллективного сбора подписей – эффективно ли обращаться к Президенту? Какова судьба обращения против строительства ГЭС на Шилке?
  – Обращение к Президенту снова вернётся обратно. Пришлют губернатору, а он перешлет главе района. Круговорот бумаг. На это обращение ответил К.К. Ильковский – строительства ГЭС не будет, он тоже против него.
  – Каковы на территории Могочинского района сегодня точки экологической опасности, или мягче «небезопасности»?
  – ОАО «Амазар-кан», все реки, где добывается россыпное золото. Но самая главная опасность – это огромное количество котельных, гарь и копоть. Плюс отсутствие очистных сооружений и полигонов для твёрдых бытовых отходов. На это нужны огромные затраты, соизмеримые с несколькими годовыми бюджетами муниципалитетов. Таких денег нет ни в районе, ни в крае.
  Беседовала
  Мария ВЫРУПАЕВА, фото www.chita.ru
Tags: ЦПК Амазар, золотодобыча, реки
Subscribe

  • Город Сретенск - центр зачистки Интернета 😀

    Сретенский районный суд завален исками Сретенского межрайонного прокурора с привлечением заинтересованного лица - Управления Роскомнадзора по…

  • Мой вопрос дня

    Каждый раз читаю хорошие новости, вроде этой. Но все эти дела почему-то происходят не в нашей стране. Одна страна за другой объявляет о реальной…

  • Чиновники заботятся только о себе.

    Позор губернатору Псковской области, который пришёл полностью укутанный в защитный костюм в больницу, где врачи таких костюмов не имеют!!! В…

promo mogochadp november 16, 2019 10:42 3
Buy for 20 tokens
Это конечно, позор для Почты России. Такое моё мнение. И в первую очередь это позор для её руководства, гребущего миллионы и миллиарды, а почтальонам и другим рядовым работникам давая мизерную зарплату. Такую мизерную, что текучка кадров идёт непрерывно. Не хватает почтальонов и операторов в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments