?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Плюхин

Живые записки бывшего чиновника и свободного человека

Мостовой распил в Могоче
Демон2018
mogochadp

Вы как хотите, но я ни за что не поверю в то, что работы по ремонту моста через реку Амазар в Могоче стоят 6 миллионов 307 тысяч рублей. По моему твёрдому убеждению, стоимость работ завышена. Почему? Давайте разберёмся.

Освежить память — Ещё один несчастный могочинский мост

Во-первых, на ремонт моста глава города Евгений Краснов вновь приглашает одного и того же строителя — Сергея Липаева, контролирующего компанию ООО «Экострой». С учётом того, что предыдущие мосты Липаева — спроектированные и/или построенные — либо смыло, либо они строились из чего попало, такая любовь мэра к одному и тому же подрядчику наводит на мысли о коррупции.

Второе: посмотрим на несколько фотографий происходящего ремонта и увидим, что качество материала и качество работ на той же «высоте», что и на предыдущих мостах придворно-привластного строителя ООО «Экострой». 

Читать дальше...Свернуть )

promo mogochadp ноябрь 1, 13:05 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Этот позор испытывал и я, когда был главой Могочинского района. Потому что бессилен был решить проблему. Бессильны были и остаются власти всех муниципалитетов Забайкалья, да и региональная власть тоже. Денег на это нет. Школа № 40, Чита В конце 2012 года я обратился к…

Мизерная помощь при миллиардных доходах. Ксеньевский Прииск.
Демон2018
mogochadp

Эта статья — моё личное мнение, основанное на собственном опыте и документах.

Сколько добыли и чем помогли?

Добывая россыпное золото в руслах наших рек, золотодобывающие предприятия нередко игнорируют проблемы территорий, на которых сколачивают свои огромные состояния. Они уродуют реки, загрязняют воду и уничтожают прилегающие леса. Тем самым среде жизнедеятельности местных жителей наносится непоправимый ущерб. Да, непоправимый, ибо сроки восстановления рек и лесов лежат за пределами поколения тех людей, при жизни которых всё это началось и продолжается.

Именно поэтому золотодобытчики просто обязаны направлять солидную часть своих средств на развитие местных территорий, на помощь людям, на улучшение их жизни, на создание для них рабочих мест. Обязаны не столько по закону и соглашениям о соцпартнерстве, сколько по совести, которая, как будет видно из нижеследующего, имеется не у всех.

На мой взгляд, ярким примером того, как надо любить золото и деньги и при этом игнорировать последствия своей деятельности и проблемы местных жителей, является деятельность золотодобывающего предприятия ПАО «Ксеньевский Прииск».

Я уже писал о том, как благодаря этому предприятию Жители посёлка Итака лишаются рабочих мест.

Егор Литуев, фото с официального сайта ПАО "Ксеньевский Прииск"
Егор Литуев, фото с официального сайта ПАО "Ксеньевский Прииск"
Виктор Литуев, фото с официального сайта ПАО "Ксеньевский Прииск"
Виктор Литуев, фото с официального сайта ПАО "Ксеньевский Прииск"

Деятельность любой организации определяется и направляется в первую очередь руководством. Руководят прииском отец и сын Литуевы — Виктор и Егор, проживающие в Москве и далекие от местных проблем. Отцу принадлежит 50 % акций прииска, а сын является генеральным директором. При этом отец — первый заместитель у собственного сына.


В 2018 году предприятие добыло более тонны золота — 1311,5 кг. Это очень много. Согласно курсу такое количество драгоценного метала стоит порядка 3 миллиардов 375 миллионов рублей. Вся эта финансовая красотища и денежное счастье небольшой группы людей вырваны из изуродованных рек и уничтоженных прилегающих лесов. Из территорий, где всю свою жизнь живут люди и страдают от такого отношения к природе.

Сколько же руководство ПАО «Ксеньевский Прииск» направило на решение местных проблем по договору соцпартнёрства? Давайте угадаем!

Нет, не угадали. Гораздо больше, чем ничего! Целых 3 миллиона рублей! На весь крупный муниципальный район и пгт. Ксеньевка.

А теперь сравните эту цифру с их многомиллиардными доходами.

Жадность плюс бесхозяйственность?

У меня такое впечатление и сложилось: жадность руководства прииска в сочетании с внутренней бесхозяйственностью и транжирством не позволяют такую роскошь, как затраты на соцпартнерство. Узнав о такой неслыханной щедрости (целых 3 млн!) я решил поинтересоваться, а на что же уходят огромные деньги от добычи металла и почему золотодобытчики так жадны и столь равнодушны к местным проблемам?

Поскольку «Ксеньевский Прииск» является публичным акционерным обществом, мне удалось раздобыть их финансовую отчётность. После подробного анализа финансовых результатов выводы напросились сами собой. Главный вывод: при таких размерах личного обогащения владельцев прииска мало кто будет думать об окружающей среде и окружающих людях.

В 2018 году предприятие имело выручку в размере 2 миллиарда 670 миллионов рублей. После расчетов с подрядчиками валовая прибыль составила 835 миллионов рублей. Заплатив налоги и прочие платежи, потратив за год целых 268 миллионов управленческих расходов,  предприятие получило чистую прибыль — 301 миллион рублей.

Казалось бы, сумма небольшая. Да, небольшая. Остальное, по сложившемуся у меня мнению, просто было растащено и потрачено неизвестно на что на усмотрение акционера Литуева и на благо небольшой группы руководителей из пяти человек. К примеру, расходы на зарплату шестерых членов Совета директоров составили 160 миллионов рублей. Это по 26-27 миллионов в год каждому, более 2 миллионов рублей в месяц на каждого руководителя. У какого руководителя при таком личном счастье возникнет забота о местном населении? Жизнь удалась, а люди и окружающая среда какого-то забайкальского захолустья пусть существуют, как могут.

ПАО «Ксеньевский Прииск» сами золото практически не добывают. Они сдают в аренду свои золотоносные участки другим компаниям-подрядчикам, в том числе связанным — своим же «дочкам». Тот факт, что в 2018 году руководитель прииска позволил подрядчикам  задрать ставку отчислений за добытое ими золото на 5%  наводит на мысль о том, что существует некий сговор, согласно которому часть денег возвращается от подрядчиков к руководству прииска в виде своеобразных откатов мимо бухгалтерии. Иначе объяснить такую уступчивость «Ксеньевского Прииска» я не могу. 

При изучении отчетности бросается в глаза то, что имея кредиторскую задолженность, различные обязательства и финансовые проблемы, руководство «Ксеньевского Прииска» выдаёт лично СЕБЕ  займы на сотни миллионов рублей. В основном беспроцентные, либо под ставки от 5 до 9 процентов годовых.

Займы выдавались и выдаются в основном акционеру прииска Виктору Литуеву и его сыну, гендиректору Егору Литуеву. За последние несколько лет Виктор Литуев взял  взаймы у прииска порядка 137 миллионов рублей, а его сын — 186 миллионов рублей. Итого, семья Литуевых заняла у руководимого ими прииска более 300 миллионов рублей. И всё это — личные займы, обязательства по которым до сих пор не погашены. То есть отец и сын Литуевы, на мой взгляд, выкачивают из «Ксеньевского Прииска» максимальную личную выгоду.

Также были выданы займы своим дочерним предприятиям почти на сотню миллионов рублей. В частности — для ООО «Амазарканская золотодобывающая компания» (коротко «АЗК»), гендиректором которой является Вячеслав Комлев, он же — член Совета директоров «Ксеньевского прииска»,  являющийся правой рукой Литуевых. По займам прошлых лет «АЗК» поставлена «на счётчик» по результатам арбитражей. То есть «Ксеньевский Прииск», выдавая займы своему же предприятию устраивает спектакли в виде арбитражных дел. Как всё это выглядит? Для меня всё просто: вывели деньги в «дочку», использовали как «надо» и направили «куда надо», затем подали в суд и взыскали через бухгалтерию. Тяжба и взыскание может длиться долго, но деньги выведены и «освоены». Ну, а потом ведь можно эту кредиторку и списать. Все свои... 

При таком вольном распоряжении деньгами «Ксеньевский Прииск» брал и берёт крупные кредиты и займы. За последние несколько лет прииск навешал на себя обязательств по кредитам Сбербанка на суммы 215, 109 и 44,5 млн.руб. Перед компанией «Эварист Венчез» на $600.000 (41 млн руб). Перед ООО «М7» (по суду) на сумму $1.600.000 (115 млн.руб). Казалось бы, избавление от кредиторской задолженности — одна из первостепенных задач. Но, видимо, личные займы отцу и сыну Литуевым — задача поважнее, а образовавшаяся в результате дебиторская задолженность в сотни миллионов — мелкая, ничего не значащая проблема.

Интересно, как на это смотрят остальные акционеры ПАО «Ксеньевский Прииск»?

Когда я работал в должности главы Могочинского района, «Ксеньевский Прииск» и тогда был весьма жаден в рамках соцпартнерства. Когда мы совместно с ещё одним ксеньевским золотодобытчиком Сергеем Цыханвеем капитально отремонтировали начальную школу, от «Ксеньевского прииска» я не смог добиться даже ремонта нескольких метров забора, разделяющего территории их конторы и школы.

Когда наводнение смыло часть моста в посёлке Итака, ПАО «Ксеньевский Прииск» — предприятие с многомиллиардной выручкой — чуть ли не со скандалом, но всё-таки выполнило «очень дорогостоящий» ремонт, о котором стыдно вспоминать.

О том, как «Ксеньевский Прииск» и семья Литуевых относятся к местному населению, свидетельствует и нашумевшая на всю страну история, когда была загрязнена и окрашена в красный цвет река Итака.

Такие вот дела. Я свои выводы сделал. Очередь за читателями.