?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Плюхин

Живые записки бывшего чиновника и свободного человека

Верхнеамурским заказником и охотугодьями в Могоче управляют браконьеры и уголовники.
Демон2018
mogochadp

"Забайкальская власть, в частности — Министерство природных ресурсов, назначает на государственные должности браконьеров. Те, кто должен беречь и охранять животный мир, сами занимались незаконной охотой и привлекались за это к ответственности. Уверен — продолжают этим заниматься. А охотничьи угодья отдаются в аренду и управление тем людям, кто ненадлежаще их содержит, использует их в мошеннических целях, в этих же лесах сами занимаются браконьерством, и ко всему прочему еще и незаконно владеют оружием и запрещенными боеприпасами.

Эта тема особенно чувствительна для меня потому, что речь идёт о созданном при моём участии в Могочинском районе в 2015 году Верхнеамурском заказнике.

Считаю, что если человек хотя бы один раз был задержан и привлечён к ответсвенности за незаконную охоту, то он не имеет никакого права работать государственным охотинспектором. И не важно, сколько времени прошло. Репутация человека запятнана, это плохой пример для охотников, а браконьеры только рады будут ткнуть охотоведу в лицо его былыми подвигами.

На это сквозь пальцы смотрят все, в том числе губернатор Наталья Жданова. Я обратился к ней официально с просьбой принять меры. Однако, по сей день ничего не изменилось. Уверен, что Жданова отписала моё обращение министру природных ресурсов Александру Волкову. А месяц назад я обратился к Анатолию Романову, вновь назначенному министру. Без изменений.

Не могу отнестись с пониманием к тому, что на низкооплачиваемую должность охотинспектора никто не идёт и поэтому власть вынуждена назначать кого попало. Так давайте в наркоконтроль назначать наркоманов, поставим козла охранять капусту, зайца — морковку, ликвидируем ФСИН и возложим её функции на отбывающих наказание уголовников, налоговым инспектором поставим злостного неплательщика налогов. А что? У нас это норма. В моей практике, например, был заместитель прокурора Подопригора, который вёл надзор за работой военкомата и при этом успешно уклонялся от службы в армии. Я привлекал его к отвественности, в результате сам подвергся репрессиям со стороны тогдашнего краевого прокурора Фалилеева.

Многие местные жители вполне законно занимаются охотой и имеют право на то, чтобы находящимися в районе охотничьими угодьями и заказниками управляли люди, подающие пример населению, которые сами не нарушают закон и не используют служебное положение для себя лично, своих знакомых и родственников.  

https://vk.com/id30090519

Итак, на должность охотоведа Верхнеамурского заказника назначен Лупашко Дмитрий Станиславович, который ранее был уличён в браконьерстве. Ко мне попали документы, которые свидетельствуют о том, что Д.С.Лупашко участвовал в незаконной охоте, был пойман охотинспекторами при незаконной добыче следующих объектов животного мира:  

  • 92 утки 
  • 2 краснокнижных лебедя 
  • 1 краснокнижный гусь 
  • 1 олень. 

Лупашко и его подельники были привлечены к административной ответственности и оштрафованы, было возбуждено уголовное дело. Но уголовное дело затем благополучно закрыли, административное дело тоже, но по нереабилитирующим основаниям. Весь пакет документов можно прочитать и скачать ЗДЕСЬ

Опубликую только один протокол:

https://ok.ru/profile/558056399071/pphotos/554420761311

Его отец – Станислав Игнатьевич Лупашко – владелец и руководитель ООО МПЗХ «Охотник». Во владении предприятия имеются охотничьи угодья, арендованы на 49 лет. Местные охотники утверждают, что на территории угодий не соблюдается законодательство и требования к содержанию угодий, в том числе в части пожарной безопасности. Территория ничем не обозначена, нет аншлагов, вывесок, табличек, вся деятельность ПМЗХ «Охотник» хаотична. 

Но не это главное. Владелец охотничьих угодий Станислав Лупашко имеет уголовную судимость по двум статьям УК РФ — за браконьерство и незаконное хранение оружия. Судимость свежая. См. новость на Заб.ру — Охотоведа обвиняют в незаконной добыче лося в Забайкалье

В январе 2017 года Лупашко-отец был задержан за незаконную добычу лося и привлечён к уголовной ответственности. В результате обысков у С.И.Лупашко были обнаружены соболиные шкурки в большом количестве, незаконное оружие и боевые патроны, за хранение и использование которых он снова был привлечён к уголовной ответственности. В 2018 году в отношении Лупашко был вынесен приговор по делу № 1-46/2018 по статьям 258 часть 1 «Незаконная охота» и 222 часть 1 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его составных частей, боеприпасов» УК РФ, который был оставлен без изменений краевым судом и вступил в силу. Прочитать приговор можно по ССЫЛКЕ.

Что интересно, на сайте Могочинского районного суда нет текста приговора, а ФИО подсудимого скрыты. Видимо, работают хорошие связи и в суде тоже.

Но это ещё не всё. Группа охотников Могочинского района обратилась в правоохранительные органы с заявлениями о мошенничестве. Они считают, что руководство и владельцы ООО МПЗХ «Охотник» —  супруги Лупашко — обманным путём присвоили себе их деньги. Несколько лет назад С.И.Лупашко и его супруга Анна Лупашко предложили большой группе охотников доли в их предприятии, чтобы совместно управлять охотничьим хозяйством. Они собрали с охотников деньги. Суммы достигали 150-200 тыс рублей. По моим оценкам было собрано несколько миллионов рублей. За внесённые деньги охотникам были выданы квитанции, однако свои доли они так и не получили, супруги Лупашко никак не оформили эти сделки. В результате охотники оказались в подвешенном состоянии — деньги отдали, доли в угодьях не получили, а ругаться с Лупашко не хочется, ведь им нужны лицензии на охотничий сезон, а он может их и не дать. И прощай, охота.

По заявлениям охотников было возбуждено уголовное дело. Официальным представителем группы охотников является забайкальский юрист и правозащитник Роман Сукачёв.

Что делает Станислав Лупашко? Он убирает из директоров МПЗХ «Охотник» свою супругу, назначает директором себя и начинает обрабатывать охотников, чтобы они забрали заявления. Считаю, что остальную часть охотников он пытается восстановить против заявителей. Для этого он собирает всех, кто внёс ему деньги, проводит собрание якобы учредителей, которые так и не получили свои доли, и даже устраивает голосование. Большинство охотников, поддавшихся уговорам и давлению, рискующих остаться и без своих денег и без лицензий, выступают за Лупашко и не поддерживают тех, кто подал заявления. Это — прямое влияние на ход следствия со стороны Лупашко. Но следователь почему-то до сих пор не признает никого подозреваемым и не берет под стражу того, кто благополучно утрясает свои дела ради закрытия уголовного дела. 

Имея такой «послужной» список Д.С.Лупашко и С.И.Лупашко, по моему мнению, не имеют ни морального, ни законного права управлять охотугодьями и заказником. Они дискредитируют профессию, государственную службу, власть и способствуют уничтожению животного мира.

Считаю, что такие действия властей, как увольнение охотоведа-браконьера и лишение судимого браконьера управления охотугодьями, передача их в ведение надежных организаций будут способствовать охране животного мира от уничтожения, повысит контроль за охотой в Могочинском районе, улучшит ситуацию в сфере охраны окружающей среды и животного мира.